Цена нефти может остановить рост под влиянием роста объемов запаса сырья в США

Список надежных брокеров бинарных опционов за 2020 год:

Тенденции и перспективы развития мирового нефтяного рынка Текст научной статьи по специальности « Экономика и бизнес»

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Окунева С.Е.

Тема. Анализ количественных и качественных характеристик мирового рынка нефти ; разбор ключевых факторов, которые влияют на его основные изменения. Цели. Выявление современных тенденций и оценивание дальнейших перспектив развития нефтяного рынка мира. Задачи. Изучить динамику цен на нефть и причины ее низкого уровня с 2020 г. Рассмотреть изменения спроса и предложения со стороны стран членов ОПЕК и России, которые взяли на себя обязательства по ограничению добычи нефти с начала 2020 г., а также США и Китая. Исследовать прогнозы развития энергетических рынков, в том числе рынка нефти . Методология. Были использованы статистический и графический методы исследования. Для описания целостной картины мирового рынка нефти применен системный подход. Результаты. Дана оценка современного состояния мирового рынка нефти . Выявлены факторы, которые в перспективе могут содействовать его стабилизации, а также угрозы, способные подорвать его равновесие. Выводы. Мировой рынок нефти находится в сложном положении, а его текущая и будущая динамика главным образом будет определяться действиями крупнейших рыночных игроков, преимущественно со стороны предложения, и успехами их взаимодействия в рамках соглашения о «заморозке» добычи нефти . Значительное влияние на мировой рынок углеводородов может оказать дальнейшее развитие возобновляемых источников энергии , эффективность которых постепенно повышается.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Окунева С.Е.

Importance The paper analyzes the quantitative and qualitative characteristics of the world oil market and the factors that have a key influence on the main directions of its change. Objectives The article aims to >world oil market . It explores the dynamics of the crude oil price and the reasons of its fall since m >market players. Methods Statistical and graphical methods were applied to carry out a research on the oil market . A systems approach was also used to describe the coherent picture of the world oil market . Results I present an assessment of the current oil market situation. I also >oil market stabilization in future and the threats that can undermine its balance. Conclusions The world oil market is quite fragile and its dynamics will mainly depend on the actions of the largest oil producers. In addition, the further development of renewable energy sources may have a significant impact on the world oil market .

Текст научной работы на тему «Тенденции и перспективы развития мирового нефтяного рынка»

pISSN 2073-4484 eISSN 2311-8768

ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МИРОВОГО НЕФТЯНОГО РЫНКА Светлана Евгеньевна ОКУНЕВА

лаборант-исследователь Центра перспективного финансового планирования, макроэкономического анализа и статистики финансов, Научно-исследовательский финансовый институт, Москва, Российская Федерация okunevas@nifi.ru

Получена 15.05.2020 Получена в доработанном виде 19.06.2020 Одобрена 26.06.2020 Доступна онлайн 15.08.2020

УДК 338.12.017 JEL: Q41, Q43, Q47

рынок, цена, нефть, мировой, возобновляемый источник энергии

Тема. Анализ количественных и качественных характеристик мирового рынка нефти; разбор ключевых факторов, которые влияют на его основные изменения. Цели. Выявление современных тенденций и оценивание дальнейших перспектив развития нефтяного рынка мира.

Задачи. Изучить динамику цен на нефть и причины ее низкого уровня с 2020 г. Рассмотреть изменения спроса и предложения со стороны стран — членов ОПЕК и России, которые взяли на себя обязательства по ограничению добычи нефти с начала 2020 г., а также США и Китая. Исследовать прогнозы развития энергетических рынков, в том числе рынка нефти.

Российские брокерские платформы:

Методология. Были использованы статистический и графический методы исследования. Для описания целостной картины мирового рынка нефти применен системный подход.

Результаты. Дана оценка современного состояния мирового рынка нефти. Выявлены факторы, которые в перспективе могут содействовать его стабилизации, а также угрозы, способные подорвать его равновесие.

Выводы. Мировой рынок нефти находится в сложном положении, а его текущая и будущая динамика главным образом будет определяться действиями крупнейших рыночных игроков, преимущественно со стороны предложения, и успехами их взаимодействия в рамках соглашения о «заморозке» добычи нефти. Значительное влияние на мировой рынок углеводородов может оказать дальнейшее развитие возобновляемых источников энергии, эффективность которых постепенно повышается.

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2020

Для цитирования: Окунева С.Е. Тенденции и перспективы развития мирового нефтяного рынка // Финансовая

аналитика: проблемы и решения. — 2020. — Т. 10, № 8. — С. 877 — 894.

На современном этапе развития человечества мировой рынок нефти находится в центре внимания международного экономического сообщества [1, 2], поскольку остается ключевым источником энергоносителей, который сильно влияет на динамику развития других энергетических рынков [3, 4].

В мировом топливно-энергетическом балансе нефть занимает ведущее место: по данным компании British Petroleum (BP), в 2020 г. ее доля в мировом потреблении первичной энергии составила 32,9%\

1 BP Statistical Review 2020. URL: https://www.bp.com/

Однако в последние несколько лет на глобальном нефтяном рынке происходят фундаментальные изменения, оказывающие существенное влияние на динамику его развития и формирующие новую «нефтяную» реальность [5].

Среди таких изменений следует выделить:

• расширение источников углеводородного сырья (добыча сланцевой нефти, арктической шельфовой нефти);

• увеличение числа рыночных участников (в частности, появление нового крупного игрока в лице США в результате «сланцевой революции», активно исследуемой в работах иностранных авторов [6, 7]);

• переход на энергосберегающие технологии и растущее распространение возобновляемых источников энергии как в развитых странах [8], так и в развивающихся [9], а также ряд других изменений.

В целом современный мировой рынок нефти характеризуется динамичностью развития, проявляющейся в увеличении как мирового потребления, так и мировой добычи с одновременным наращиванием объемов поставок сырой нефти на внешние рынки. За 2005-2020 гг. потребление и производство нефти выросли соответственно на 12,1 и 11,9%, в то время как объем торговли увеличился на 17,3%2. Одновременно с этим на глобальном нефтяном рынке наблюдается относительная нестабильность, выраженная в существенных колебаниях нефтяных цен, наиболее ощутимых с 2020 г.

Статья посвящена рассмотрению как количественных, так и качественных характеристик мирового рынка нефти, позволяющих выявить на нем тенденции изменения, а также оценить перспективы его развития. Для исследования были использованы статистический и графический методы анализа, при этом представлена целостная картина исследуемой проблемы с помощью системного подхода.

Текущее состояние глобального рынка нефти

В 2020 г. средняя цена на нефть Brent составила 43,55 долл./барр., что является самым низким значением с 2005 г. (в 2004 г. -38,1 долл./барр.) (рис. 1).

Период низких нефтяных цен, начавшийся с середины 2020 г., является следствием негативного воздействия двух фундаментальных факторов: увеличения предложения нефти со стороны крупнейших мировых производителей в результате структурных изменений в добывающей отрасли и одновременного снижения спроса ввиду ослабления экономики Китая — одного из крупнейших потребителей нефти [10].

Снятие санкций в отношении Ирана в январе 2020 г. также способствовало увеличению

предложения на мировом рынке нефти и падению цены на нефть. Кроме того, динамика нефтяных котировок объяснялась геополитическими событиями (их влияние на мировой нефтяной рынок также активно исследуется [11, 12]), ужесточившими мировую обстановку (социальные и военные конфликты на Ближнем Востоке, всплеск и распространение терроризма, миграционный кризис в Европе, антироссийские политические и экономические санкции [13]).

Для восстановления баланса на мировом рынке с февраля 2020 г. страны -производители нефти начали предпринимать меры для установления квот на добычу, однако многие попытки не увенчались успехом. Только в конце года странам удалось решить вопросы, вызывающие наибольшие разногласия, и подписать соглашение о «заморозке» добычи, что позволило цене на нефть закрепиться на уровне более 50 долл./барр. С начала декабря 2020 г. нефть Brent торгуется на уровне 53-57 долл./барр.

Согласно опросу аналитиков 15 инвестиционных банков, проведенному The Wall Street Journal3, ожидается, что средняя цена на нефть Brent в 2020 г. составит 57 долл./барр. Страны -члены ОПЕК и другие крупные производители нефти заявляют о соблюдении их прошлогоднего соглашения о сокращении добычи.

С момента заключения упомянутого соглашения стоимость нефти выросла примерно на 20%. Аналитики полагают, что уменьшение объемов добычи способствует восстановлению баланса на нефтяном рынке, однако есть ряд непредсказуемых событий.

Так, в США растет производство углеводородов ввиду того, что добыча становится рентабельной для многих производителей сланцевой нефти при цене выше 50 долл./барр. Более того, сможет ли цена нефти зафиксироваться на текущем уровне на долгое время, будет зависеть от следующей встречи стран — членов ОПЕК, запланированной на конец ноября 2020 г., на которой

3 Oil Seen Stuck in Mid-$50s Range. The Wall Street Journal, 06.03.2020. URL: https://www.wsj.com/ articles/oil-seen-stuck-in-mid-50s-range-1488780001

представители государств будут обсуждать необходимость продления «заморозки» добычи нефти. Если соглашение не будет продлено, то есть вероятность падения нефтяных цен ниже 50 долл./барр., поскольку нефтяные запасы находятся на высоком уровне. По подсчетам Международного энергетического агентства, в конце 2020 г. запасы в 35 странах ОЭСР по-прежнему превышали средний уровень за последние 5 лет на 286 млн барр.

Также весьма оптимистичен прогноз Минэкономразвития России по среднегодовым ценам на нефть. Представители министерства полагают, что выполнение соглашения об ограничении добычи нефти способствовало закреплению нефтяных цен на уровне 50-56 долл./барр. Согласно консенсус-прогнозу, в 2020 г. в среднем цена барреля нефти составит 55,6 долл.4

В целом прогноз инвестиционных банков и ожидания Минэкономразвития России выглядят более обнадеживающе, чем оценки зарубежных агентств и организаций, которые занимаются мониторингом нефтяного рынка.

Например, Управление по энергетической информации США ожидает, что среднегодовая цена на нефть в 2020 г. составит 54,23 долл./барр., а согласно последнему докладу ООН, стоимость нефти составит 52 долл./барр.5

В последние месяцы для нефтяных цен основным поддерживающим фактором является соглашение стран о «заморозке» добычи. В ноябре 2020 г. страны ОПЕК приняли официальное решение об ограничении добычи на 1,164 млн барр. в

4 Об итогах социально-экономического развития Российской Федерации в 2020 году. URL: http://economy.gov.ru/wps/wcm/ connect/9056bb04-390c-47f9-b47f-8e3b061bc7b8/monitor 1-12.pdf? M0D=AJPERES&CACHE >

5 Short-Term Energy and Summer Fuels Outlook. U.S. Energy Information Administration (EIA). URL: http://www.eia.gov/outlooks/steo; World Economic

Situation Prospects 2020. United Nations (UN). URL: https://www.un.org/development/desa/dpad/wp-content/uploads/sites/45/publication/2020wesp_full_en.pdf

день, при этом основная часть сокращений должна приходиться на Саудовскую Аравию. Соглашение начало действовать с 1 января 2020 г., и было рассчитано на полгода с возможностью продления до конца 2020 г.

За рамками соглашения остался Иран, который получил возможность увеличить производство на 90 тыс. барр./сут., а также Нигерия и Ливия.

Кроме того, в декабре 2020 г. к соглашению присоединились 11 стран — производителей нефти, не входящих в ОПЕК, среди которых Азербайджан, Бахрейн, Бруней, Казахстан, Малайзия, Мексика, Оман, Россия, Судан, Экваториальная Гвинея и Южный Судан. Сокращение со стороны государств, не являющихся членами ОПЕК, должно составить 558 тыс. барр./сут.

Для контроля за ограничением добычи нефти странами — членами ОПЕК и другими производителями нефти, не входящими в картель, был создан специальный комитет, первое заседание которого прошло 21-22 января 2020 г. в Вене. В него вошли три представителя ОПЕК (Кувейт, Венесуэла и Алжир) и два — от других участников соглашения (Россия и Оман).

В результате первой встречи была учреждена комиссия по мониторингу за сокращением добычи нефти, в состав которой также вошли пять стран. Комиссия будет предоставлять доклады о темпах уменьшения добычи странами — участницами соглашения ежемесячно6. В целом эксперты отмечают высокий уровень реализации соглашения.

За I квартал 2020 г. 11 странам ОПЕК удалось снизить добычу нефти в среднем за каждый месяц на 1,1-1,2 млн барр./сут., при этом уровень выполнения квот практически постоянно составлял 100% (табл. 1).

С начала 2020 г. ежемесячная добыча стран картеля не превышала 30 млн барр./сут., при этом безусловными лидерами в сокращении добычи стали Саудовская Аравия и Ангола (выполнение квот в течение трех месяцев

6 Official website of Organization of the Petroleum Exporting Countries (OPEC). URL: www.opec.org

находилось на уровне выше 100%. С февраля-марта к маякам постепенно присоединились Катар, Кувейт и Венесуэла. Однако остальные страны ОПЕК не полностью смогли выполнить договоренности (самый низкий уровень выполнения квоты у Габона), а Иран, имея возможность увеличить добычу, умеренно ее использовал.

Участники соглашения, не входящие в ОПЕК, также сообщают о соблюдении договора. В марте 2020 г. уровень выполнения их обязательств составил 64%7.

Наиболее полно за пределами ОПЕК выполняет свои обязательства в рамках соглашения Азербайджан. Добыча нефти в стране в первый месяц 2020 г. была сокращена на запланированные 35 тыс. барр./сут. до 793,9 млн, а феврале и марте она продолжила снижение, составив 776,4 и 733,3 млн барр./сут. соответственно8.

Россия также старается придерживаться установленной квоты (рис. 2): в первые два месяца года она ограничила добычу нефти по сравнению с уровнем октября на 100 тыс. барр./сут. до 11,1 млн барр./сут. (46,99 млн т в январе и 42,43 млн т в феврале), а в марте среднесуточная добыча продолжила снижение, упав до — 11,05 млн барр./сут. (46,74 млн т)9.

По соглашению в первой половине 2020 г. Россия должна снизить среднесуточную добычу на 300 тыс. барр. до 10,95 млн барр./сут., при этом в качестве отправной точки для сокращения производства был взят октябрь 2020 г., когда производство находилось на максимальном уровне в 11,25 млн барр./сут. (47,49 млн т).

До октября 2020 г. объемы добычи нефти в России существенно не превышали 11 млн барр./сут. (46 млн т), но в преддверии соглашения об ограничении добычи и до момента его вступления в силу Россия

7 Official website of Organization of the Petroleum Exporting Countries (OPEC). URL: www.opec.org

8 Official website of The Ministry of Energy of Azerbaijan Republic. URL: http://www.minenergy.gov.az

9 В данной статье для пересчета барреля в тонну

использован коэффициент 7,33.

наращивала добычу, и в декабре 2020 г. объем производства составил 11,21 млн барр./сут. (47,4 млн т).

В целом за 2020 г. удалось достигнуть максимального объема добычи с 1990 гг. [14]. С момента вступления соглашения в силу началось снижение добычи нефти.

В то время как проходит постепенное сокращение добычи нефти в России, поставки углеводородов за рубеж находятся на достаточно высоком уровне: среднемесячный объем экспорта с начала 2020 г. составил 5,1 млн барр./сут., при этом большая часть поставок (около 90%) традиционно пришлась на страны дальнего зарубежья.

Большие объемы нефтяных поставок на экспорт вызваны ростом привлекательности поставок сырой нефти для российских компаний ввиду проведения правительством завершающего этапа налогового маневра, согласно которому экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты снижаются при одновременном росте налога на добычу полезных ископаемых для восполнения выпадающих доходов бюджета. Проблема влияния нефтяных цен на доходы бюджетной системы широко анализировалась многими экспертами за последние несколько лет

За пределами соглашения остался другой крупный производитель энергоресурсов, который также является и их крупнейшим потребителем (по данным BP, первое место по потреблению нефти — 19,4 млн барр./сут. в 2020 г.)10 — США, оказывающие существенное влияние на мировой нефтяной рынок. За короткий период стране удалось изменить свою позицию на мировом нефтяном рынке за счет разработок и применения инновационных технологий добычи сланцевой нефти.

Коммерческие запасы нефти и ее продуктов в США остаются на рекордно высоком уровне, что негативно сказывается на стоимость нефти в условиях перенасыщения рынка: за 2020 г.

10 BP Statistical Review 2020. URL: https://www.bp.com/content/dam/bp/pdf/energy-economics/statistical-review-2020/bp-statistical-review-of-world-energy-2020-full-report.pdf

они выросли с 1,314 млрд барр. до 1,336 млрд барр., при этом максимальный объем запасов был достигнут в августе 2020 г. (1,368 млрд барр.), а в начале 2020 г. средний объем запасов нефти и нефтепродуктов составил 1,35 млрд барр. (рис. 3).

Запасы сырой нефти (без учета стратегического запаса) также за прошедший год увеличились с 468,7 млн барр. до 484,3 млн барр. (прирост составил 11,5 млн барр.), и в марте 2020 г. их объем составил 535,8 млн барр. В то же время запасы бензина постепенно снижались в 2020 г. с 261 млн барр. до 237,7 млн барр., однако за первые три месяца 2020 г. их объем практически вернулся к прежнему уровню — 250 млн барр.

В свою очередь, добыча нефти в США в 2020 г. уменьшилась с 9,19 до 8,78 млн барр./сут., при этом в сентябре наблюдался самый низкий уровень среднемесячной добычи — 8,57 млн барр./сут. (рис. 4).

Снижение добычи в 2020 г. объясняется нерентабельностью производства при низком уровне мировых цен на нефть. Однако с октября наблюдалось постепенное увеличение добычи, и в марте 2020 г. среднемесячный объем добычи превысил уровень 9 млн барр./сут.

Это объясняется тем, что рост цен на нефть за последние месяцы (среднемесячная цена в феврале составила 55,59 долл./барр., что на 5 долл. больше, чем в ноябре 2020 г.) сделал добычу более рентабельной, и производители стали ее наращивать.

Основной прирост нефтедобычи приходится на Пермский бассейн (Permian), в то врем как на других формациях производство стагнирует или падает. В бассейне Permian, по прогнозам Управления по энергетической информации США, добыча в апреле 2020 г. должна была составить 2,29 млн барр./сут.

По данным компании Wood Mackenzie, за 2020 г. в Пермский бассейн было направлено около четверти мировых средств для финансирования слияний и поглощений, а количество подобных сделок составило 66.

Такая привлекательность для инвесторов объясняется тем, что точка безубыточности здесь находится на уровне 40 долл./барр., к тому же в недрах бассейна сосредоточены большие запасы углеводородов, а добыча в Permian дает возможность быстро адаптироваться к изменяющимся условиям рынка.

Растущая добыча нефти в США является одним из ключевых факторов, сдерживающих нефтяные котировки. Это, по мнению ряда аналитиков, может нивелировать результаты соглашения о «заморозке» добычи нефти11. По прогнозам Управления по энергетической информации США, добыча нефти в стране продолжит рост с 8,9 млн барр./сут. в 2020 г. до 9,2 млн в 2020 г. и до 9,9 млн барр./сут. в 2020 г.

Внимание:  Инвестиционные идеи для бинарных опционов Акции авиакомпании АЭРОФЛОТ

Более того, сохраняющийся тренд на рост числа американских буровых установок свидетельствует о вероятности уверенного увеличения производства нефти. По данным сервисной компании Baker Hughes, количество буровых вышек в марте 2020 г. составило 789, из них 634 — для добычи нефти и 154 -газодобывающих. При этом большая часть буровых вышек находится в Пермском бассейне — 312.

В целом количество буровых установок растет с мая 2020 г. со средним темпом прироста в 6,8% в месяц после продолжительного падения, начавшегося в конце 2020 г., однако текущий уровень составляет только 40,9% от максимального уровня сентября 2020 г. -1930 ед.

Перспективы влияния США на глобальный рынок нефти в значительной степени будут зависеть от интенсивности технологического развития, увеличения производительности и рентабельности добычи сланцевой нефти.

Так, некоторые исследования указывают на то, что в настоящее время точки безубыточности на ряде месторождений в США не способствуют росту производства [17]. Например, для формаций Eagle Ford и Bakken

11 [Oil threatens ruble]. Gazeta.ru, 30.01.2020. (In Russ.)

они находятся на уровне 69 и 63 долл./барр. соответственно, и при цене на нефть 50 долл./барр. больше 60% скважин на этих формациях становятся нерентабельными [18].

Более того, мировой нефтяной рынок находится под влиянием Китая. Дело в том, что КНР является одним из крупнейших потребителей и импортеров энергоресурсов (по данным ВР, второе место по потреблению нефти — 11,97 млн барр./сут., или 559,7 млн т в 2020 г.12), при этом нефтяной спрос в стране все больше становится зависим от потребительского13.

В целом за 2020 г. Китай импортировал 381 млн т, что на 13,6% больше, чем годом ранее (335,48 млн т). Впервые лидером по поставкам сырой нефти за год стала Россия, которая поставила 52,48 млн т. На втором месте разместилась Саудовская Аравия, которая в 2020 г. отправила в КНР 51 млн т, а третье место заняла Ангола — 43,74 млн т (рис. 5).

России удалось обойти Саудовскую Аравию по объемам поставок благодаря устойчивому спросу со стороны независимых китайских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). В то время как для Саудовской Аравии ключевыми контрагентами являются государственные компании Китая, поставки которым осуществляют по долгосрочным контрактам, частные китайские НПЗ с меньшими перерабатывающими мощностями видят в России партнера, предоставляющего более гибкие условия поставок.

Независимые НПЗ впервые получили возможность использовать импортное сырье в 2020 г. Поставки из восточных портов России, в частности из Козьмино, легче переработать

12 BP Statistical Review 2020. URL: https://www.bp.com/content/dam/bp/pdf/energy-economics/statistical-review-2020/bp-statistical-review-of-world-energy-2020-full-report.pdf

13 Collins G. China’s Evolving Oil Demand Slowing Overall Growth, Gasoline Replacing Diesel as Demand Driver, Refined Product Exports Rising Substantially, Rice University’s Baker Institute, Working paper, 2020. URL: https://scholarship.rice.edu/bitstream/handle/ 1911/92692/WorkingPaper-ChinaOil-093016.pdf? sequence=1&isAllowed=y

ввиду их небольшого объема и менее продолжительной транспортировки.

Россия может сохранить лидирующие позиции и в 2020 г. вследствие расширения пропускной мощности трубопровода «Восточная Сибирь -Тихий океан», в то время как Саудовская Аравия должна выполнить свои обязательства в рамках соглашения о «заморозке» добычи нефти между странами — членами ОПЕК и другими производителями нефти.

При этом на Саудовскую Аравию приходится большая часть сокращения производства. Между тем, по данным Национальной комиссии развития и реформ Китая14, прогнозируется рост объема поставок нефти в КНР к 2020 г. на 17% к показателю 2020 г. (333 млн т) до уровня в 390 млн т. В целом спрос на нефть к 2020 г. вырастет на 8% по отношению к 2020 г. до 590 млн т.

В то же время собственная добыча в Китае находится на довольно низком уровне. По данным Национального бюро статистики, за 2020 г. было добыто 199,58 млн т, что на 6,7% меньше, чем в 2020 г. (рис. 6).

Сокращение добычи связано с тем, что при низкой цене на нефть государственные нефтяные компании начали свертывать добычу на зрелых месторождениях по причине ее нерентабельности. Прошлогоднее сокращение стало наиболее существенным с 1990-х гг.

Согласно консенсус-прогнозу аналитиков компаний CLSA, Sanford C. Bernstein&Co. и Nomura Holdings15, ожидается дальнейшее падение добычи нефти в КНР в 2020 г. на 7% из-за сокращения дебита на зрелых месторождениях и снижения инвестиций в разведку новых.

Шансы на восстановление добычи на зрелых месторождениях Китая малы даже при росте цен на нефть, в то время как открытие новых

14 Officiai website of The National Development and Reform Commission of the People’s Republic of China (NDRC). URL: http://www.ndrc.gov.cn

15 China’s Oil Collapse Is Unintentionally Helping OPEC. Bloomberg. 17.01.2020. URL: https://www.bloomberg. com/news/articles/2020-01-17/china-s-inescapable-oil-

повысит добычу меньше ожидаемого в силу высоких производственных расходов (уровень безубыточности для новых залежей на суше по-прежнему находится на уровне 50 долл./барр.).

Перспективы и прогнозы развития мирового рынка нефти

Нефтяной рынок, являясь ключевым энергетическим рынком, оказывает заметное влияние как на экономику мира в целом, так и на ситуацию на других рынках энергоресурсов. Однако в будущем это влияние будет уменьшаться.

Согласно последнему докладу компании BP16, структура энергетического баланса будет меняться ввиду технологических достижений и проблем с окружающей средой. Хотя ископаемые источники энергии (нефть, газ и уголь) останутся ключевыми, их доля в структуре топливного баланса снизится с 85% в 2020 г. до 75% в 2035 г.

Их существенно потеснит возобновляемая энергетика (включая гидроэнергетические и атомные источники энергии), которая будет выступать ключевым драйвером роста мирового потребления энергии в следующие два десятилетия (80% прироста). Темпы прироста потребления возобновляемой энергетики составят к 2035 г. 7,6% в год (2,3% -гидроэнергетические источники энергии, а 1,8% — источники атомной энергии), при этом доля последних в мировой электрогенерации вырастет с 7% в 2020 г. до 20% в 2035 г.

В то же время потребление ископаемых источников будет расти, но не такими быстрыми темпами: в среднем потребление угля будет расти ежегодно на 0,2%, нефти — на 0,7%, а газа — на 1,6% (рис. 7).

Такая картина объясняется усилением конкурентоспособности возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Согласно докладу Всемирного экономического форума (Renewable Infrastructure Investment Handbook: A Guide for Institutional Investors),

16 BP Energy Outlook 2020. URL: http://www.bp. com/content/dam/bp/pdf/energy-economics/energy-outlook-2020Zbp-energy-outlook-2020.pdf

возобновляемая энергетика уже сравнялась по стоимости с традиционной.

За последние пять лет возобновляемая энергетика стала более конкурентоспособной по отношению к традиционной. Это происходит за счет значительных улучшений технологий как в части эффективности, так и в части стоимости. Так, эффективность серийно выпускаемых солнечных панелей выросла с 15 до 22%, а коэффициент использования мощности17 ветровых турбин увеличился с 25 до 50%.

В то же время достижения в производственных процессах и экономии от масштаба производства существенно снизили издержки производства: стоимость солнечных фотоэлектрических установок упала за счет удешевления самой дорогой детали или модуля на 80% с 2009 г., а затраты на покупку ветровых турбин снизились более чем на 30% за последние три года.

Прямым следствием роста эффективности и снижения стоимости возобновляемой энергетики является резкое уменьшение нормированной стоимости электроэнергии (ЬСОЕ), вырабатываемой с использованием ВИЭ, особенно полученной за счет энергии солнечного света, за последние несколько лет18.

В то время как на протяжении 10 лет LCOE для угольной генерации колеблется на уровне 100 долл. за МВт-ч, LCOE солнца упала с 600 долл. до 300 пятью годами позже, а сейчас находится на уровне 100 долл. за МВт-ч для фотоэлектрической генерации в промышленных объемах. LCOE ветра составляет примерно 50 долл. за МВт-ч.

Таким образом, эти два ключевых вида ВИЭ достигли сетевого паритета в ряде стран, то

17 Коэффициент использования мощности -отношение среднеарифметической мощности к установленной мощности электроустановки за определенный период.

18 Нормированная стоимость электроэнергии (Levelized Cost of Energy, LCOE) — средняя расчетная себестоимость производства электроэнергии

на протяжении всего жизненного цикла электростанции.

есть более выгодно устанавливать солнечные

и ветряные мощности, чем угольные19.

Сетевой паритет (без субсидирования) был достигнут в более чем 30 государствах, а в ближайшей перспективе этого добьются 80% стран мира. Среди маяков, которые в настоящее время добились существенных успехов в этом направлении, выделяются Бразилия и Австралия, где инсоляция находится на высоком уровне, а также Мексика и Чили, где спрос на нее растет быстрыми темпами.

Возобновляемая энергетика становится более привлекательной и за счет развития технологий хранения энергии, производства батарей. Экономически эффективное хранение энергии берет верх над сезонностью генерации на ВИЭ, а стоимость батарей заметно снизилась за последние десятилетия.

Благодаря росту рынка электромашин средняя цена аккумуляторов уменьшилась до 350 долл. за кВт-ч в 2020 г. Более того, ожидается дальнейшее снижение стоимости ввиду большего распространения электромашин и увеличения производства батарей.

По данным Программы ООН по окружающей среде и агентства Bloomberg New Energy Finance, суммарный объем инвестиций в возобновляемую энергетику в 2020 г. составил 285,9 млрд долл., тем самым превзойдя рекорд 2020 г. Заметно вырос и общий объем добавленных мощностей, при этом 2020 г. стал первым, когда большая часть установленных мощностей пришлась на ВИЭ (53,6%).

Наибольший вклад в развитие возобновляемой энергетики внесли в 2020 г. развивающиеся страны (156 млрд долл.), в числе которых особенно выделяются Китай (102,9 млрд долл.), Индия (10,2 млрд долл.) и Бразилия (7,1 млрд долл.). Развитые государства суммарно вложили 130 млрд долл.: страны Европы — 48,8 млрд долл., США — 44,1 млрд долл., Япония — 36,2 млрд долл. (рис. 8).

19 Сетевой паритет — нормированная стоимость электроэнергии, полученной из ВИЭ, меньше или равняется стоимости электричества, выработанной на традиционных станциях (ГЭС, ТЭС и АЭС).

В последние несколько лет развивающиеся страны по причине наличия потенциального спроса и возможностей для существенных технологических улучшений, а также небольшого снижения финансовой поддержки развитых стран являются ключевым регионом, где активно развивается возобновляемая энергетика.

Если рассматривать по источникам энергии, то солнце и ветер по-прежнему остаются наиболее привлекательными для инвесторов ввиду зрелости технологий и проверенных бизнес-моделей. Инвестиции в солнечную генерацию в 2020 г. составили 161 млрд долл., в то время как в ветряную было вложено 109,6 млрд долл. Остальные 15,2 млрд долл. были инвестированы в мощности объектов других ВИЭ.

Дальнейшее развитие сектора возобновляемой энергетики по большей части будет зависеть от всестороннего государственного содействия распространению ВИЭ [19, 20].

В целом возобновляемая энергетика достигла переломного момента в отношении экономической эффективности и превратилась в динамично развивающийся и более привлекательный для инвестирования сектор энергетики, который через несколько десятилетий может существенно снизить влияние на экономику рынков ископаемых углеводородов, в частности рынка нефти.

Рынок нефти является одним из основных рынков энергоносителей, который и в ближайшие десятилетия по-прежнему будет играть особую роль в определении тенденций развития других рынков энергоресурсов.

Однако в последнее время мировой рынок нефти находится в достаточно сложной ситуации. Его динамика в значительной мере определяется успехами взаимодействия крупнейших стран — производителей нефти в рамках соглашения о «заморозке» добычи, а также ситуацией на национальных нефтяных рынках таких стран, как США и Китай.

сильную конкуренцию со стороны быстроразвивающихся ВИЭ, которым уже удалось достигнуть сетевого паритета.

В связи с дальнейшим увеличением эффективности и одновременным снижением стоимости возобновляемая энергетика становится более привлекательным сектором энергетики, который в перспективе может снизить значение нефтяного рынка.

Соблюдение договоренностей о сокращении добычи нефти странами — членами ОПЕК в январе — марте 2020 г.

OPEC compliance with a supply-cuts agreement in January-March 2020

Страна Целевые показатели, млн барр./сут. Уровень добычи, млн барр./сут.

Уровень добычи Объем сокращений Январь Февраль Март

Алжир 1,039 0,05 1,053 1,052 1,056

Ангола 1,673 0,078 1,658 1,633 1,614

Венесуэла 1,972 0,095 2,007 1,998 1,972

Габон 0,193 0,009 0,203 0,196 0,198

Ирак 4,351 0,21 4,475 4,411 4,402

Иран 3,797 -0,09 3,78 3,819 3,79

Катар 0,618 0,03 0,62 0,595 0,612

Кувейт 2,707 0,131 2,722 2,712 2,702

ОАЭ 2,874 0,139 2,958 2,928 2,895

Саудовская Аравия 10,058 0,486 9,809 9,952 9,994

Эквадор 0,522 0,026 0,53 0,529 0,526

Ливия — — 0,678 0,683 0,622

Нигерия — — 1,533 1,575 1,545

Всего. 29,804 1,164 29,815 29,825 29,761

Страна Объем сокращений, млн барр./сут. Уровень выполнения квот, %

Январь Февраль Март Январь Февраль Март

Алжир 0,036 0,037 0,033 72 74 66

Ангола 0,093 0,118 0,137 119 151 176

Венесуэла 0,06 0,069 0,095 63 73 100

Габон -0,001 0,006 0,004 -11 67 44

Ирак 0,086 0,15 0,159 41 71 76

Иран -0,073 -0,112 -0,083 — — —

Катар 0,028 0,053 0,036 93 177 120

Кувейт 0,116 0,126 0,136 89 96 104

ОАЭ 0,055 0,085 0,118 40 61 85

Саудовская Аравия 0,735 0,592 0,55 151 122 113

Эквадор 0,018 0,019 0,022 69 73 85

Всего. 1,153 1,143 1,207 99 98 104

Примечание. По соглашению Иран может увеличить объемы добычи нефти; Ливия и Нигерия не участвуют в соглашении. Источник: данные ОПЕК

Note. Under the deal Iran is allowed to increase oil production; Libya and Nigeria are exempted from the deal. Source: OPEC data

Ожидается, что благодаря усилиям ОПЕК и других 11 государств-производителей по ограничению нефтедобычи мировой нефтяной рынок сбалансируется, а цена на нефть зафиксируется на уровне более 50 долл./барр. Но одной из основных угроз стабилизации является рост числа буровых установок и добычи нефти в США.

Кроме того, в долгосрочной перспективе нефтяная отрасль может ощутить достаточно

Динамика цены на нефть Brent в 2005-2020 гг., долл./барр. Figure 1

Brent crude oil price dynamics 2005-2020 (USD per bbl)

Источник: данные Межконтинентальной биржи Source: Intercontinental Exchange (ICE) data

Динамика добычи и экспорта российской нефти в 2020-2020 гг., барр./сут. Figure 2

Russia’s oil production and exports in 2020-2020 (bbl per day)

Примечание. Для пересчета баррелей в тонны использован коэффициент 7,33. Источник: данные Министерства энергетики РФ

Note. Barrel/tonne ratio is 7,33. Source: Russia’s Ministry of Energy data

Динамика коммерческих запасов в США в 2020-2020 гг., млн барр. Figure 3

The dynamics of the U.S. Crude Oil Inventories in 2020-2020, million bbl

Источник: данные Управления по энергетической информации США Source: U.S. Energy Information Administration (EIA) data

Динамика добычи нефти и количества буровых установок в США за 2020-2020 гг. Figure 4

U.S. oil production and driller amount dynamics in 2020-2020

Источник: данные Управления по энергетической информации США, Baker Hughes Source: U.S. Energy Information Administration (EIA), Baker Hughes data

Динамика поставок ключевых экспортеров сырой нефти в Китай в 2020 г., млн т Figure 5

The dynamics of China’s top 3 crude oil suppliers in 2020, million tonne

Источник: данные Главного таможенного управления Китая Source: China’s General Administration of Customs data

Динамика добычи нефти в Китае за 2020-2020 гг., млн т Figure 6

The dynamics of China’s oil production in 2020-2020, million tonne

Источник: данные Национального бюро статистики Китая Source: National Bureau of Statistics of China data

Мировое потребление энергоресурсов в 1990-2035 гг., млн т.н.э. Figure 7

World energy consumption in 1990-2035, million TOE

Источник: данные BP Source: BP data

Инвестиции в ВИЭ в 2004-2020 гг., млрд долл. США Figure 8

Renewable Energy investments, billion USD (2004-2020)

Источник: Bloomberg New Energy Finance Source: Bloomberg New Energy Finance

1. Bataa E., Izzeldin M., Osborn D.R. Changes in the Global Oil Market. Energy Economics, 2020, vol. 56, pp. 161-176. URL: http://www.lancaster.ac.uk/media/lancaster-university/content-assets/documents/lums/economics/working-papers/LancasterWP2020_004.pdf

2. Liu W.-M., Schultz E., Sweringa J. Price Dynamics in Global Crude Oil Markets. The Journal of Futures Markets, 2020, vol. 35, iss. 2, pp. 148-162. URL: http://onlinelibrary.wiley.com/ doi/10.1002/fut.21658/full doi: 10.1002/fut.21658

3. Baffes J. Oil Spills on Other Commodities. Resources Policy, 2007, vol. 32, iss. 3, pp. 126-134. URL: http://www.sciepub.com/reference/94883 doi: 10.12691/ijefm-3-2-3

4. Jadidzadeh A., Serletis A. How Does the U.S. Natural Gas Market React to Demand and Supply Shocks in the Crude Oil Market? Energy Economics, 2020, vol. 63. pp. 66-74. URL: http://theses. ucalgary.ca/bitstream/11023/2689/1/ucalgary_ 2020_Jadidzadeh_Ali.pdf doi: 10.1016/j.eneco.2020.01.007

5. Малова Т.А., Сысоева В.И. Мировой рынок нефти: поиск равновесия в условиях новой «нефтяной» реальности // Вестник МГИМО — Университета. 2020. № 6. С. 114-123.

6. Kilian L. The Impact of the Shale Oil Revolution on U.S. Oil and Gas Prices. Review of Environmental Economics and Policy, 2020, vol. 10, pp. 185-205. URL: https://doi.org/10.1093/ reep/rew001

7. Manescu C.B., Nuno G. Quantitative effects of the shale oil revolution. Energy Policy, 2020, vol. 86, pp. 855-866. URL: https://doi.org/10.1016/j.enpol.2020.05.015

8. Michelsen C.C., Madlener R. Switching from fossil fuel to renewables in residential heating systems: An empirical study of homeowners’ decisions in Germany. Energy Policy, 2020, vol. 89, pp. 95-105. URL: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0301421515301968 doi: 10.1016/j.enpol.2020.11.018

9. Lay J., Ondraczek J., Stoever J. Renewables in the Energy Transition: Evidence on Solar Home Systems and Lighting-Fuel Choice in Kenya. Energy Economics, 2020, vol. 40, pp. 350-359. URL: https://doi.org/10.1016/j.eneco.2020.07.024

10. Scheitrum D., Jaffe A.M., Fulton L. Changing Oil Market Fundamentals and the Implications for OPEC Production Strategy. Proc. 39th International Association for Energy Economics (IAEE) Int. Conf. on Energy: Expectations and Uncertainty, June 19-22. Norway, Bergen, Norwegian School of Economics (NHH), 2020, pp. 15-16.

11. Bariviera A.F., Zunino L., Rosso O.A. Crude Oil Market and Geopolitical Events: An Analysis Based on Information-Theory-Based Quantifiers. Fuzzy Economic Review, 2020, vol. 21, no. 1, pp. 41-51. URL: https://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/1704/1704.04442.pdf

12. Javan A., Vallejo C. Fundamentals, non-fundamentals and the oil price changes in 2007-2009 and 2020-2020. OPEC Energy Review, 2020, vol. 40, iss. 2, pp. 125-154. doi: 10.1111/opec.12071

13.Иванов А.С., Матвеев И.Е. Мировой рынок энергоресурсов в сплетении геополитических реалий на пороге 2020 года // Российский внешнеэкономический вестник. 2020. № 1. С. 17-31.

14. Bobylev Yu. Oil industry: Exports at peak. Monitoring of Russia’s economic outlook: trends and challenges of socio-economic development, 2020, no. 3, pp. 5-8. URL: https://www.iep.ru/files/ RePEc/gai/mreoen/mreoen-2020-3-819.pdf doi: 10.2139/ssrn.2944586

15.Михайлов А.Ю. Нефтегазовые доходы российского бюджета в 2020 году: прогноз и риски // Научно-исследовательский финансовый институт. Финансовый журнал. 2020. № 2. С. 52-59. http://www.nifl.ru/images/FILES/Journal/Archive/2020/2/soderganie.pdf

16. Балаев А.И., Гурвич Е.Т., Прилепский И.В., Суслина А.Л. Влияние цен на нефть и обменного курса на доходы бюджетной системы // Научно-исследовательский финансовый институт. Финансовый журнал. 2020. № 1. С. 5-16. URL: http://www.nifi.ru/images/FILES/Journal/ Archive/2020/1/fm_2020_1_table.pdf

17. Decker R, Flaaen A., Tito M. Unraveling the Oil Conundrum: Productivity Improvements and Cost Declines in the U.S. Shale Oil Industry. FEDS Notes. Washington: Board of Governors of the Federal Reserve System, March 22, 2020. URL: https://www.federalreserve.gov/econresdata/ notes/feds-notes/2020/unraveling-the-oil-conundrum-productivity-improvements-and-cost-declines-in-the-us-shale-oil-industry-20200322.html doi: 10.17016/2380-7172.1736

Внимание:  Время начала торговых сессий

18. Darugar Q., Heinisch D. et al. Estimating Ultimate Recovery and Economic Analysis of Shale Oil Wells in Eagle Ford and Bakken. Proc. Abu Dhabi Int. Petroleum Exhibition and Conference, November 19-22. UAE, Abu Dhabi, Society of Petroleum Engineers, 2020, pp. 1-18. doi: 10.2118/183396-MS

19.Mormann F. Requirements for a Renewables. Ecology Law Quarterly, 2020, vol. 38, no. 4, pp. 903-966. doi: 10.15779/Z38VC32

20. Mormann F. Enhancing the Investor Appeal of Renewable Energy. Environmental Law, 2020, vol. 42, no. 3, pp. 681-734. URL: http://law.lclark.edu/live/files/12872-42302mormannpdf

Информация о конфликте интересов

Я, автор данной статьи, со всей ответственностью заявляю о частичном и полном отсутствии фактического или потенциального конфликта интересов с какой бы то ни было третьей стороной, который может возникнуть вследствие публикации данной статьи. Настоящее заявление относится к проведению научной работы, сбору и обработке данных, написанию и подготовке статьи, принятию решения о публикации рукописи.

pISSN 2073-4484 eISSN 2311-8768

TRENDS AND PROSPECTS OF THE WORLD OIL MARKET Svetlana E. OKUNEVA

Economic and Statistical Research

Research Center for Advanced Financial Planning, Macroeconomic Analysis and Financial Statistics,

Research Financial Institute, Moscow, Russian Federation

Received 15 May 2020 Received in revised form 19 June 2020 Accepted 26 June 2020 Available online 15 August 2020

JEL classification: Q41, Q43, Q47

Keywords: market, price, oil, world, renewable energy source

Importance The paper analyzes the quantitative and qualitative characteristics of the world oil market and the factors that have a key influence on the main directions of its change.

Objectives The article aims to identify the current trends and assess the future prospects for the development of the world oil market. It explores the dynamics of the crude oil price and the reasons of its fall since mid-2020. The work studies changes in supply and demand of the key market players.

Methods Statistical and graphical methods were applied to carry out a research on the oil market. A systems approach was also used to describe the coherent picture of the world oil market.

Results I present an assessment of the current oil market situation. I also identify the factors that can contribute to oil market stabilization in future and the threats that can undermine its balance.

Conclusions The world oil market is quite fragile and its dynamics will mainly depend on the actions of the largest oil producers. In addition, the further development of renewable energy sources may have a significant impact on the world oil market.

© Publishing house FINANCE and CREDIT, 2020

Please cite this article as: Okuneva S.E. Trends and Prospects of the World Oil Market. Financial Analytics:

Science and Experience, 2020, vol. 10, iss. 8, pp. 877-894.

1. Bataa E., Izzeldin M., Osborn D.R. Changes in the Global Oil Market. Energy Economics, 2020, no. 56, pp. 161-176. URL: http://www.lancaster.ac.uk/media/lancaster-university/content-assets/documents/lums/economics/working-papers/LancasterWP2020_004.pdf

2. Liu W.-M., Schultz E., Sweringa J. Price Dynamics in Global Crude Oil Markets. The Journal of Futures Markets, 2020, vol. 35, iss. 2, pp. 148-162. URL: http://onlinelibrary.wiley.com/ doi/10.1002/fut.21658/full doi: 10.1002/fut.21658

3. Baffes J. Oil Spills on Other Commodities. Resources Policy, 2007, vol. 32, iss. 3, pp. 126-134. URL: http://www.sciepub.com/reference/94883 doi: 10.12691/ijefm-3-2-3

4. Jadidzadeh A., Serletis A. How Does the U.S. Natural Gas Market React to Demand and Supply Shocks in the Crude Oil Market? Energy Economics, 2020, no. 63. pp. 66-74. URL: http://theses.ucalgary.ca/bitstream/11023/2689/1/ucalgary_2020_Jadidzadeh_Ali.pdf doi: 10.1016/j.eneco.2020.01.007

5. Malova T.A., Sysoeva V.I. [The World Oil Market: The Search for Balance in the New «Oil» Reality]. VestnikMGIMO-University, 2020, no. 6, pp. 114-123. (In Russ.)

6. Kilian L. The Impact of the Shale Oil Revolution on U.S. Oil and Gas Prices. Review of Environmental Economics and Policy, 2020, no. 10, pp. 185-205. URL: https://doi.org/ 10.1093/reep/rew001

7. Mänescu C.B., Nuno G. Quantitative Effects of the Shale Oil Revolution. Energy Policy, 2020, no. 86, pp. 855-866. URL: https://doi.org/10.10167j.enpol.2020.05.015

8. Michelsen C.C., Madlener R. Switching from Fossil Fuel to Renewables in Residential Heating Systems: An Empirical Study of Homeowners’ Decisions in Germany. Energy Policy, 2020, no. 89, pp. 95-105. URL: http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0301421515301968 doi: 10.1016/j.enpol.2020.11.018

9. Lay J., Ondraczek J., Stoever J. Renewables in the Energy Transition: Evidence on Solar Home Systems and Lighting-Fuel Choice in Kenya. Energy Economics, 2020, no. 40, pp. 350-359. URL: https://doi.org/10.1016/j.eneco.2020.07.024

10. Scheitrum D., Jaffe A.M., Fulton L. Changing Oil Market Fundamentals and the Implications for OPEC Production Strategy. Proc. 39th International Association for Energy Economics (IAEE) Int. Conf. on Energy: Expectations and Uncertainty, June 19-22. Norway, Bergen, Norwegian School of Economics (NHH), 2020, pp. 15-16.

11.Bariviera A.F., Zunino L., Rosso O.A. Crude Oil Market and Geopolitical Events: An Analysis Based on Information-Theory-Based Quantifiers. Fuzzy Economic Review, 2020, vol. 21, no. 1, pp. 41-51. URL: https://arxiv.org/ftp/arxiv/papers/1704/1704.04442.pdf

12. Javan A., Vallejo C. Fundamentals, Non-Fundamentals and the Oil Price Changes in 2007-2009 and 2020-2020. OPEC Energy Review, 2020, vol. 40, iss. 2, pp. 125-154. doi: 10.1111/opec.12071

13.Ivanov A.S., Matveev I.E. [The world energy market under geopolitical realities on the eve of 2020]. Rossiiskii vneshneekonomicheskii vestnik = Russian Foreign Economic Bulletin, 2020, no. 1, pp. 17-31. (In Russ.)

14. Bobylev Yu. Oil Industry: Exports at Peak. Monitoring of Russia’s Economic Outlook: Trends and Challenges of Socio-Economic Development, 2020, no. 3, pp. 5-8. URL: https://www.iep.ru/ files/RePEc/gai/mreoen/mreoen-2020-3-819.pdf doi: 10.2139/ssrn.2944586

15. Mikhailov A.Yu. [Russian Oil and Gas Budget Revenues in 2020: Estimation and Risk]. Nauchno-issledovatel’skii finansovyi institut. Finansovyi zhurnal = Financial Research Institute. Financial Journal, 2020, no. 2, pp. 52-59. URL: http://www.nifi.ru/images/FILES/Journal/Archive/ 2020/2/soderganie.pdf (In Russ.)

16. Balaev A.I., Gurvich E.T., Prilepskii I.V. et al. [The Effect of Oil Price and Exchange Rate on the Fiscal Revenues]. Nauchno-issledovatel’skii finansovyi institut. Finansovyi zhurnal = Financial Research Institute. Financial Journal, 2020, no. 1, pp. 5-16. URL: http://www.nifi.ru/images/ FILES/Journal/Archive/2020/1/fm_2020_1_table.pdf (In Russ.)

17. Decker R., Flaaen A., Tito M. Unraveling the Oil Conundrum: Productivity Improvements and Cost Declines in the U.S. Shale Oil Industry. FEDS Notes. Washington, Board of Governors of the Federal Reserve System, March 22, 2020. URL: https://www.federalreserve.gov/econresdata/ notes/feds-notes/2020/unraveling-the-oil-conundrum-productivity-improvements-and-cost-declines-in-the-us-shale-oil-industry-20200322.html doi: 10.17016/2380-7172.1736

18. Darugar Q., Heinisch D. et al. Estimating Ultimate Recovery and Economic Analysis of Shale Oil Wells in Eagle Ford and Bakken. Proc. Abu Dhabi Int. Petroleum Exhibition and Conference, November 19-22. UAE, Abu Dhabi, Society of Petroleum Engineers, 2020, pp. 1-18. doi: 10.2118/183396-MS

19.Mormann F. Requirements for a Renewables. Ecology Law Quarterly, 2020, vol. 38, no. 4, pp. 903-966. doi: 10.15779/Z38VC32

20.Mormann F. Enhancing the Investor Appeal of Renewable Energy. Environmental Law, 2020, vol. 42, no. 3, pp. 681-734. URL: http://law.lclark.edu/live/files/12872-42302mormannpdf

I, the author of this article, bindingly and explicitly declare of the partial and total lack of actual or potential conflict of interest with any other third party whatsoever, which may arise as a result of the publication of this article. This statement relates to the study, data collection and interpretation, writing and preparation of the article, and the decision to submit the manuscript for publication.

Влияние санкций на экономику России в 2020 году

Материальные трудности, испытываемые многими российскими гражданами, в немалой степени определяются ограничениями, наложенными на отечественную экономику западными странами. В какой именно мере повлияли антироссийские санкции на экономическую ситуацию в России, и чего ожидать в дальнейшем? Ответ на этот вопрос дает данная статья.

Общая оценка социально-экономических последствий антироссийских санкций

Впервые санкции к России США и другие страны Запада применили в 2020 г. Санкции первой волны были скорее символическими, актом недоброжелательного отношения к России, и не оказали реального влияния на экономику.

Последующие ограничения стали значительно серьезнее. Под их действием оказались конкретные персоны, банки и предприятия. Кроме того, были наложены ограничения на поставки на российский рынок технологий, вооружения и других товаров американскими, европейскими, канадскими, австралийскими и японскими компаниями.

Санкции ограничили доступ попавших под них отечественных банков к дешевым кредитам, сократили финансирование российских компаний иностранными банками, прервали поступление инвестиций большинства стран ЕС в отечественное производство.

Санкции ведут к увеличению издержек банков, что вынуждает их понижать процентные ставки по депозитам и повышать ставки по кредитам.

Они породили всплеск финансовой нестабильности в стране. Уже сразу после введения в 2020 г. санкций произошло резкое снижение федеральных фондовых индексов ММВБ и РТС и падение курса рубля.

Под влиянием санкций в 2020 г. увеличился отток иностранных капиталов, сохраняющийся по настоящее время.

Государство поддерживает оказавшиеся под санкциями предприятия. Чтобы получить необходимые для этого средства оно повышает налоги и сокращает расходы на выплату пенсий.

Санкции стран Запада в 2020-2020 гг. охватили пятую часть ВВП России. Американские санкции затронули более четырехсот российских банков и компаний. Большинство из них являются дочерними отделениями крупных структур. Специалисты Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) подсчитали, что ограничения охватили 54% активов банковского сектора, 95% выручки нефтегазовых компаний и практически все предприятия ВПК. Кроме США против тех же компаний ввели санкции страны ЕС, Канада и Австралия

Введенные Россией в ответ на санкции контрмеры стали причиной повышения цен на потребительском рынке и снижения доходов населения. В 2020 г., по расчетам специалистов АКРА, запрет на ввоз ряда продовольственных товаров из присоединившихся к санкциям стран снизил реальные доходы населения в РФ на 2-3 п.п.

Уход из России зарубежных компаний, вызванный санкциями, сопровождается прекращением перечисления этими компаниями миллиардов рублей налогов и пошлин в бюджет России. В бюджете, в результате, образуется недостаток средств, восполнять который приходится из своих доходов россиянам.

Санкции, которые были введены США в апреле прошлого года, впервые были не секториальными, а блокирующими. Под их влиянием возник существенный отток зарубежных инвестиций из финансов не только затронутых, но и не затронутых санкциями компаний. В совокупности с повышением базовой ставки ФРС США это понизило курс российского рубля в условиях достаточно высоких цен на нефть.

Главный экономист банка Citi по России и СНГ И. Чакаров определил, что антироссийские санкции ослабили степень влияния нефтяных цен на экономику РФ приблизительно в три раза. Из этого следует, что даже новый этап дорогой нефти достаточно слабо отразится на росте российского ВВП.

Ежегодно санкции приводят к потере Россией полутора процентов роста ВВП.

Вместе с тем в исследовании АКРА делается вывод о слабом влиянии санкций на финансовое состояние наших банков и компаний. В среднесрочном периоде, по мнению исследователей, санкции нельзя считать сдерживающим фактором для роста российской экономики.

Некоторые эксперты полагают, что воздействие санкций на темпы роста, как на уровне отдельных компаний, так и на уровне всей экономики страны может проявиться с большей силой в долгосрочном периоде.

Основным негативным последствием западных ограничений для экономического роста в РФ в долгосрочной перспективе исследователи АКРА считают закрытие совместных технологических проектов, уменьшение объема экспорта алюминия, сокращение добычи углеводородов.

Как это ни парадоксально, но санкции Запада принесли российской экономике определенную пользу.

Польза от санкций для экономики России

Положительным результатом антироссийских санкций можно считать расширение экономических связей России с Китаем. В 2020 г. РФ и КНР договорились рассчитываться по некоторым сделкам в рублях и юанях, чтобы уменьшить зависимость от доллара США.

Санкции способствовали переориентации экономики с производства сырьевых товаров на выпуск продукции с высоким уровнем добавленной стоимости. Они также стали импульсом для замещения импортируемых товаров товарами, произведенными отечественными предприятиями.

В ответ на западные ограничения Россия в августе 2020 г. запретила ввоз в страну продовольственных товаров из государств, присоединившихся к санкциям. Благодаря этому отечественные производители продовольствия избавились от зарубежных конкурентов на российском рынке. Поддержка аграрного сектора государством способствовала росту производства продуктов питания российскими предприятиями, замещению импорта продовольствия собственным производством, укреплению продовольственной независимости России.

Пользующееся уважением американское издание The Wall Street Journal пишет, что санкции США способствовали росту мировых цен на нефть, благодаря чему Россия имеет дорогое сырье и более дешевую валюту, что оказало позитивное влияние на российскую экономику.

Санкции сказались на экономической политике России. Это проявилось в ужесточении бюджетной политики, развитии независимой инфраструктуры финансового рынка и связи, введении торговых барьеров.

Персональные санкции

Персональные санкции США и ЕС вначале ввели для нескольких политиков, которым запретили въезд на территорию стран Евросоюза и Соединенных штатов, и было объявлено, что их средства на счетах западных банков в случае обнаружения будут заморожены. Со временем в число попадающих под персональные санкции лиц стали включать не только политиков, но и бизнесменов, артистов и представителей других профессий.

По мнению вице-президента Центра политических технологий А. Макаркина, воздействие персональных санкций на экономику минимально. А попавшие под санкции представители бизнеса получили дополнительную защиту от возможных притеснений со стороны органов государственной власти, поскольку бизнесмен потерпел за интересы России, ущемлять его теперь несправедливо, напротив, ему следует оказать государственную поддержку. Более того, можно считать, что персональные санкции имели позитивные последствия и для страны, т.к. способствовали объединению бизнес-элиты и усилению ее связи с интересами Родины.

Финансовые санкции

Финансовые санкции, прежде всего, проявились в резком сокращении доступа отечественных банков и компаний к дешевым кредитам западных банков. Российскому бизнесу было выгодно брать кредиты в банках европейских стран и США для выплаты процентов по ранее взятым кредитам, а собственные средства вкладывать в развитие.

По расчетам экспертов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, в 2020 г. экономике России пришлось восполнить от 160 до 200 млрд. долларов выпавших заемных средств. Эти денежные ресурсы надо было или искать в банках стран Азии, что требует достаточно длительного времени, или взять из своих оборотных средств. В результате, значительная часть денег, которые можно было бы использовать в целях развития и совершенствования своей деятельности, была израсходована на уплату процентов по прежним кредитам.

Положительным следствием финансовых санкций можно считать то, что отечественный бизнес начал искать замену западным банкам и вышел на финансовые рынки Азии. Когда была возможность получить средства в привычных и удобных источниках в Америке и Европе, этим просто не занимались.

Российские компании продемонстрировали, что способны найти стратегических инвесторов за пределами США и Евросоюза. К примеру, Роснефть продала 19,5% своих акций международному консорциуму Glencore и суверенному фонду Катара.

Значимым позитивным влиянием финансовых санкций стала разработка и запуск национальной платежной системы «Мир» в противовес попыткам ввести ограничения на расчеты некоторых банков в платежных системах МастерКард и Виза.

Министерство финансов РФ, вместе с тем, считает влияние санкций США на российскую экономику относительно небольшим.

Ограничение на экспорт в Россию оборудования и технологий

В сокращении передачи передовых технологий Президент РФ В.В. Путин видит главную угрозу санкций.

США, Евросоюз и некоторые другие государства запретили своим компаниям поставлять в Россию товары военного и двойного назначения, все виды сотрудничества с предприятиями ОПК России, экспортировать в Россию оборудование для разработки месторождений газа и нефти на шельфе Арктики и в сланцевых пластах. Согласно подсчетам специалистов ИНП РАН, сокращение темпов разработки новых нефтяных месторождений приведет к падению объема добычи нефти к 2030 г. на15%.

Положительным эффектом запрета на продажу в Россию оборудования и технологий стало ускорение реализации мероприятий по импортозамещению в сфере вооружений.

Контрсанкции

Введение Россией в 2020 г. эмбарго на ввоз в страну некоторых видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, присоединившихся к американским санкциям, первоначально вызвало рост цен на продукты питания. Вследствие этого впервые за много лет уровень инфляции в стране превысил 10% — в 2020 г. он достиг 11,4%, в 2020 г. – 12.9%.

Несколько обострилась проблема качества продовольственной продукции. По данным Россельхознадзора, доля молочной продукции с растительными жирами в среднем составила 11%, а по отдельным видам продукции – 50%.

Положительный результат российского ответа на санкции — Национальная мясная ассоциация сообщила, что в настоящее время уровень самообеспеченности России по мясу птицы достиг практически 100%, по свинине – 90%, по говядине – 65%. По сообщению правительства, молоком наша страна обеспечивает свои потребности на 75%.

Возможные последствия дальнейшего расширения санкций

13 февраля т. г. в сенат Соединенных Штатов поступил законопроект об очередном расширении ограничений для России, которые распространятся на государственный долг, банковскую сферу, энергетику, судостроение и 24 сотрудников ФСБ.

15 марта сайт главного финансового ведомства США сообщил о включении в санкционный список шести персон и восьми компаний РФ.

Рассматриваемый в конгрессе США новый пакет санкций включает ограничения на приобретение российских государственных облигаций ОФЗ и блокирование счетов Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Промсвязьбанка, Россельхозбанка, Внешэкономбанка.

По оценке АКРА, из-за первого запрета можно ожидать выхода зарубежных инвесторов из 8-10% отечественных государственных бумаг. Санкции к государственным банкам могут привести к замораживанию около 600 млрд. рублей, которые эти банки хранят на счетах банков – нерезидентов. Ограничение расчетов с нерезидентами способно ослабить конкурентные позиции государственных банков на рынке РФ.

По расчетам экспертов АКРА, если антироссийские санкции будут значительно расширены, ВВП России по итогам 2020 г. может сократиться на 2,5%, а доллар в среднем за год подняться в цене до 83 рублей.

Новые санкции, по некоторым подсчетам, могут привести к потере Россией рынков сбыта своей продукции на больше чем 10 млрд. долларов. Например, компании «Русал» уже пришлось под влиянием санкций остановить производство на своем заводе в г. Надвоицы в Карелии, продукция которого в основном предназначалась для поставок в США. Компания была вынуждена сократить численность своих штатных сотрудников и уменьшить размеры оплаты и стимулирования труда оставшихся работников.

Одно из самых тяжелых для России возможных ограничений – отключение страны от межбанковской системы SWIFT, через которую осуществляются международные переводы валюты. Эта мера отрежет отечественный бизнес от внешнего мира.

Ранее Иран уже испытал на себе отключение от системы SWIFT. Оно привело к тридцатипроцентному падению объемов внешней торговли.

В целях противодействия данной санкционной мере Центробанк России уже в 2020 г. разработал собственный сервис по передаче финансовой информации. Пока к этой системе подключено менее половины банков РФ. При острой необходимости все российские банки станут использовать данный сервис, однако Россия не может принудить использовать свою платежную систему иностранные банки.

Внимание:  самые прибыльные стратегии бинарных опционов

От запрещения полетов в США, прежде всего, пострадает компания «Аэрофлот», являющаяся главным авиаперевозчиком, выполняющим прямые рейсы в Соединенные Штаты. Из-за этого ограничения выручка компании может снизиться на 6%, что сократит ее возможности для применения плоских тарифов на полеты в Калининград, Крым и Д. Восток.

Рядовые граждане от запрета прямых рейсов в США сильно не пострадают. Большинству россиян такие перелеты очень дороги. По статистическим данным OneTwoTrip, 83% авиапассажиров пользуются рейсами с пересадкой в Вене, Париже, Стамбуле, Франкфурте-на-Майне, Хельсинки.

Наиболее опасным для российской экономики России запретом является запрет покупать нашу нефть. Такой запрет уже вводился для СССР – чтобы препятствовать резкому росту экспорта нефти из СССР в конце 50 – х – начале 60-х годов прошлого столетия США в 1962 г. запретили поставки в Россию труб большого диаметра, которые использовались при строительстве трубопровода «Дружба» в Западную Европу. В результате в строительстве трубопровода возникла задержка.

В 1981г. американский Президент Р. Рейган наложил запрет на поставку в СССР электронного и нефтегазового оборудования для строительства экспортного газопровода Уренгой – Помары – Ужгород. Это вынудило СССР отказаться от создания второй ветки газопровода.

Ограничительные меры, тем не менее, не смогли совсем устранить экспорт углеводородного сырья из Советского Союза.

Антироссийские санкции также не смогут перекрыть в полном объеме экспортные поставки нефти и газа. Однако они приведут к их сокращению. Следствием этого, согласно некоторым расчетам, станет потеря не менее чем 32 млрд. долларов в год, сокращение численности работающих в нефтегазовых отраслях, уменьшение размеров государственной социальной поддержки и снижение покупательной способности населения.

По мнению ряда экспертов, высока вероятность возникновения железного занавеса перед Россией. Российское Правительство осуществляет подготовку отечественной экономики к возможной изоляции от мира. В числе подготовительных мер – повышение налогов и сокращение многих социальных расходов. Рассматривается введение ограничений для визовых центров и обязательной регистрации туристических путевок.

Заместитель директора Центра развития В. Миронов ожидает, что новые санкции могут вызвать возрастание предпринимательского пессимизма в промышленности, которое выразится в сокращении пополнения запасов и понизит рост выпуска не менее чем на полтора – два процентных пункта.

На сегодняшний день бюджеты десяти субъектов России больше, чем на 20% формируются за счет компаний, попавших под санкции. Это, главным образом, регионы, где добывается нефть и газ. При расширении санкций произойдет сокращение размеров поступления отчислений налога на прибыль в бюджеты данных регионов. Частично эти негативные последствия санкций компенсируются стабильными отчислениями акцизов, налога на имущество и доходы физических лиц.

Выступая на пленарной сессии на V Международном арктическом форуме в Санкт-Петербурге 9 – 10 апреля 2020 г., Президент РФ В.В. Путин назвал западные санкции незаконными, поскольку они не санкционированы Советом безопасности ООН.

Президент РФ подтвердил, что санкционное давление мешает нашей экономике, но не критично и в определенной мере подталкивает к активному развитию собственных технологий. В 2020 году в импортозамещение было вложено шестьсот миллиардов, которые эффективно работают. Государство продолжит поддерживать процессы импортозамещения и будет наращивать усилия в данном направлении.

По утверждению директора банковской группы по региону EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка) агентства Moody`s Я. Совгира, в настоящее время российская банковская система устойчива к санкциям и может выдержать их расширение.

Согласно информации и. о. главы департамента Контроля за внешними ограничениями Министерства финансов РФ Д. Тимофеева, департамент подготовил большой системный план мер противодействия американским санкциям.

Цена нефти может остановить рост под влиянием роста объемов запаса сырья в США

Прогноз публикуется в академическом бизнес-журнале «Экономические стратегии» и журнале «Академия Энергетики».

Падение мировых цен на нефть и зависимость бюджета от нефтяных доходов в который раз заставляет как специалистов, представителей различных ветвей власти, так и все СМИ говорить об этой важной для России проблеме. Тем более в контексте антироссийских экономических и финансовых международных санкций.

Действительно, с одной стороны зависимость России от нефтяных доходов трудно преувеличить, когда доходы федерального бюджета на половину формируются за счет нефти и газа. Доля нефтегазовых доходов в ВВП за последние 10 лет выросла в 3 раза — с 3 до 10 процентов, а российские компании ТЭКа являются не только крайне значимыми налогоплательщиками страны, но и крупнейшими работодателями. И это не является новостью ни для кого. С другой стороны, сложно представить, чтобы страны экспортирующие сырье (Россия, Норвегия или страны-члены ОПЕК) вдруг отказались это делать и занялись чем-то другим. Япония и США перестали бы экспортировать высокие технологии, а Китай отказался бы поставлять в мир товары народного потребления. Современная экономика полностью зависит от страновой специализации и мировой кооперации, а экспортные доходы всегда будут давать преимущество для роста национальной экономики по сравнению с внутренним спросом.

Тем не менее, модернизация российской экономики в современных сложных условиях становится актуальнее. Все больше говорят о переходе от сырьевой экономики к инновационному развитию. При этом под понятием «инновационное развитие» обычно подразумевают поддержку и развитие отраслей российской промышленности с высокой добавленной стоимостью и высоким удельным весом высокотехнологичной продукции. Очевидно, что главное направление в процессе создания инновационной экономики в различных регионах мира должно опираться на базовые условия «специализации» данных регионов. Российская «специализация» проявилась не случайно, а благодаря аккумулированию российскими недрами большого количества сырьевых ресурсов, включая нефть и природный газ. Да, сырьевая экспортно ориентированная экономика России, по сути, не может существовать без доходов от нефти и газа. Но без потребления нефти и газа не сможет прожить и весь остальной развитый мир. Снижение зависимости от потребления конечных нефтепродуктов происходит очень медленно. Например, структура потребления нефти и нефтепродуктов в США изменилась в сторону снижения зависимости от потребления конечных нефтепродуктов (Finished Petroleum Products) с 87,4% в декабре 2000 г. до 83,2% в декабре 2020 г. или в среднем снижение на 0,3% в год, тогда как к 2030 г. спрос на энергоресурсы в мире может вырастить на 30%.

Если доля российского газа в мировом потреблении за последние 20 лет снизилась с 12% до 6,5% благодаря, в том числе развитию мирового рынка СПГ, то доля российской нефти остается устойчивой и в 2020 г. составила 8,5%. Негативные процессы, связанные с потерей российской газовой доли, скорее относятся не к чьим-то злым замыслам, а к непониманию текущих рыночных тенденций и неустойчивой политике в области регулирования российского ТЭКа.

Таким образом, значительный потенциал для развития инноваций в нашей стране заложен в самой ресурсной экономике, а не в отказе от нее. Как ни парадоксально звучит, но только на стыке ресурсов и инноваций мы сможем построить современную инновационную экономику. Если мы начнем развивать глубокую переработку сырья, в том числе нефтехимию и газо-химию, то сможем получать больше добавленной стоимости при поставках конечным потребителям. Данный подход позволит расширить экспортные горизонты и создать среду для инвестиций в новые высокие технологии: комплексное машиностроение и электронную промышленность.

Другой актуальный вопрос, что происходит с ценами на нефть, и как долго они будут падать. С мая (макс. 115 долларов) по 26 января 2020 г. котировки снизились почти в 2,5 раза. В середине января 2020 г. дневная цена нефти марки Brent достигала 46-48 долларов за баррель, но сравнивать эту цену с ценой, заложенной в расходы российского бюджета (96 долларов) на 2020 г. нельзя, так как в бюджет закладываются среднегодовые цены. На фоне текущего обвала котировок говорить о ценах на нефть (в масштабах страны) без привязки к периоду (дневные, среднемесячные или среднегодовые), значит посылать неправильный сигнал как органам власти, так и бизнесу. Таким образом, проецируется снижение доверия и деловой активности.

В 2020 г. средняя цена на нефть марки Brent составила 99 долларов за баррель, что на 9% ниже средней цены за 2020 год. Учитывая беспрецедентное за последние десятилетия давление на Россию и значительное укрепление доллара, в котором номинированы котировки нефти, то среднегодовой уровень в 99 долларов за баррель, на наш взгляд, является высоким уровнем для текущей ситуации. Чтобы оценить дальнейшую динамику, необходимо рассмотреть различные параметры влияния на котировки нефти, которые с позиции ценообразования являются биржевыми.

Высокие цены на нефть сдерживают мировой экономический рост?! Это не так. В последние годы среднегодовые котировки зажаты в диапазоне 90 — 105 долларов за баррель, что устраивает и производителей и потребителей нефти. Если оценивать затраты мировой экономики на нефть, то сейчас они находятся на уровне 5%, при ценах в 100 долларов за баррель. Тогда, как в 1980 г. затраты были на уровне 7%, при таких же сравнительных ценах. Фактически, современная экономика сейчас испытывает меньшее давление на издержки от высоких цен, чем 30 лет назад.

Нефтеемкость мировой экономики сигнализирует о стабильном снижении. Это отмечается не только в странах с постиндустриальным развитием, но и в развивающихся странах. Это приводит к тому, что экономика легче приспосабливается к высоким ценам. Отсюда можно сделать вывод об относительности возможного коридора изменений нефтяных котировок, где верхний уровень, в номинальных ценах, может постоянно смещаться вверх, не ограничивая мировую экономику в росте.

Мировой спрос на нефть сокращается, что оказывает понижающее давление на котировки?! В краткосрочном моменте по определенным регионам снижение спроса на нефть отмечается, но в ежегодном масштабе потребление нефти в мире только растет. Темпы роста потребления нефти в мире с 2000 г. составляют в среднем 1,3% в год. Таким образом, на среднегодовом уровне спрос на нефть может поддерживать номинальные цены в растущем диапазоне.

Влияние «сланцевой революции» в США. С 2008 г. по 2020 г. США увеличили собственную добычу нефти на 40%. Тем не менее, чтобы стать нетто-экспортерами сырой нефти США потребуется 15-20 лет и это при сохранении текущих высоких темпов роста внутренней добычи нефти, что не прибавляет реальных возможностей американским производителям влиять на ценообразование на европейском нефтяном рынке.

Себестоимость добычи нефти составляет от 3 до 30 долларов за баррель в зависимости от региона добычи, поэтому котировки буду снижаться дальше?! Здесь важно отметить, что стоимость нефти из ранее пробуренной скважины не превышает 30 долларов за баррель, но себестоимость новых проектов «с нуля» может составить и 150 долларов, тем более, если сроки окупаемости ограничены. То есть с позиции влияния на котировки нефти, себестоимость добычи может давать широкий диапазон значений. Но так как инвестиции в сегменте ТЭК долгосрочные, то изменения котировок внутри года никак не привязаны к себестоимости добычи. Отметим, что в мире происходит смещение в сторону трудноизвлекаемой добычи нефти, что в долгосрочной перспективе окажет поддержку котировкам.

Саудовская Аравия в лице ОПЕК не хочет снижать квоты на добычу нефти для своих членов, поэтому котировки будут снижаться дальше?! Напомним, что во второй половине 2008 г. на волне снижения нефтяных цен ОПЕК понижала квоты, но это никак не отразилось на котировках. ОПЕК была вынуждена следовать за ходом событий, несмотря на её крайнюю заинтересованность в повышении цен. Идея объединения усилий Саудовской Аравии и России с целью влиять на цены была озвучена российской стороной еще в 2008 году. Тогда, на встрече с представителями ОПЕК, была сделана вербальная попытка перевести сделки с нефтью только на контракты с физической поставкой и ограничить «бумажные» спекулятивные контракты без физической поставки нефти — не получилось. Современное ценообразование — биржевое, с большим количеством игроков, и не позволяет влиять на рынок через договоренности нескольких крупнейших поставщиков сырой нефти — России и Саудовской Аравии. С другой стороны, бюджет Саудовской Аравии более чем на 95% зависит от цен на нефть. Бюджет Саудовской Аравии сводится без дефицита при среднегодовых ценах в районе 90 долларов, так что ценам есть куда еще снижаться. Правда, другие страны — члены ОПЕК уже потихоньку начинают давить на Саудовскую Аравию, так как у них порог безубыточности бюджета выше среднегодовых 100 долларов за баррель. Пойдет ли Саудовская Аравия на конфликт с другими странами — членами ОПЕК не известно. Здесь важно другое, помогло бы надолго остановить котировки нефти от падения снижение квот на заседании ОПЕК 27 ноября 2020 года? Вряд ли!

Саудовская Аравия с помощью низких цен на нефть пытается ограничить влияние дорогой «сланцевой» североамериканкой нефти и сохранить свои экспортные позиции?! Известно, что многие месторождения «сланцевой» нефти в США становятся убыточными при ценах ниже 75 долларов за баррель. Но в рентабельность «сланцевого» бизнеса не закладываются среднемесячные цены на нефть, а уж тем более суточные. Учитывая, что рынок США потребляет только около 10% всей ближневосточной нефти, вряд ли Саудовская Аравия будет специально способствовать снижению цены до среднегодовых 75 долларов за баррель в ущерб своему бездефицитному бюджету в 90 долларов.

Саудовская Аравия не довольна российской активностью на азиатском направлении?! Китай, Япония, Индонезия, Сингапур и прочие азиатские страны потребляют около 75% всей ближневосточной нефти. И это очень важный рынок для ОПЕК, но бюджеты всех стран-членов ОПЕК примерно в два раза больше зависят от нефтяной выручки, чем российский бюджет от всех нефтегазовых поступлений. Сомнительно, что Саудовская Аравия долго сможет «учить» Россию без ущерба для существования всего картеля.

На наш взгляд, причины текущего падения котировок нефти, как и в 2008 году, находятся в другой плоскости — монетарной. Фундаментальные показатели, такие как спрос, квоты ОПЕК или себестоимость добычи, являются только внешним фоном. С 2000 х годов вследствие развития торговли производными нефтяными контрактами произошло вливание больших объемов капитала на нефтяной рынок. В результате последний превратился из классического товарного рынка во фьючерсную разновидность финансового рынка и приобрел высокую волатильность, свойственную валютно-финансовым рынкам. Поскольку цена на нефть выражена в долларах США, обратная корреляция между ценами на нефть и курсом доллара очевидна. Рост курса американской валюты ведет к росту ее покупательной способности и, следовательно, к снижению цены, выраженной в долларах.

Вследствие политики финансовых вливаний (QE 1-3) и низкой ставки ФРС с 2009 г. инфляционные ожидания в США находились в фазе роста и вели за собой нефтяные цены. В этот период ценность нефтяных фьючерсов как альтернативных источников инвестирования постоянно повышалась, но с 2020 г. ФРС встала на путь сворачивания монетарных стимулов. Если ФРС США в 2020 г. объявила об окончании программы количественного смягчения, которая, по сути, действовала почти шесть лет с небольшими перерывами, то ЕЦБ на фоне снижения инфляции, наоборот, увеличивает монетарное предложение в ЕС. Значительное укрепление доллара было вызвано, в том числе, решением ЕЦБ, который сначала (4 сентября 2020 г.) снизил процентные ставки и анонсировал программу покупки облигаций, что подчеркнуло слабость европейской экономики по отношению к экономике США, а затем (2 октября 2020 г.) сообщил о размерах и масштабах покупки активов и облигаций. Эта программа рассчитана на два года с объемом покупки активов и облигаций до 1 трлн евро.

Что ждать в 2020 году? Ситуация в 2020 г. значительно отличается от 2009 года. Если в 2009 г. рост цен на нефть происходил на фоне стагнации экономики США, обесценивания доллара и поддержании интересов инвесторов к европейским активам, что отразилось с 2009 г. обратным ростом нефтяных цен, то сейчас ситуация более сложная. Ожидание роста экономики США и стагнация ЕС давят на евро и укрепляют доллар. Данная конструкция еще весь следующий год может продолжить оказывать поддержку доллару и давить на нефтяные котировки.

Стоит упомянуть «длинные» 15-17-летние циклы индекса доллара США, начиная с 1970-х годов, в которые вписывается текущее укрепление доллара. Указанные циклы формируются с момента перехода доллара США к свободному плаванию относительно других валют и отмены его обмена на золото по фиксированным курсам. Согласно технической картине «длинные» циклы указывают на укрепление доллара США до 2020 — 2020 годов.

Как показали исследования Института энергетической стратегии, цена на нефть зависит от многих факторов, при этом набор факторов и степень их воздействия на конъюнктуру нефтегазового рынка меняется со временем, причем как линейно, так и циклически. Работая в данном направлении, Институт энергетической стратегии разработал многофакторную нейронную модель прогнозирования нефтяных цен. Метод нейросетевого прогнозирования основан на явлении обучения нейронов, соединенных друг с другом. Данный метод обучения и получения результата схож с тем, что происходит в ходе работы человеческого мозга.

Нейронный прогноз, составленный нами еще в сентябре 2020 г., предполагал снижение цен на нефть в 2020 году. Прогноз от сентября 2020 г. предполагал временный рост котировок нефти с конца 2020 г. до максимального уровня в 110 долларов за баррель к середине 2020 года. Но монетарные решения ЕЦБ (осень 2020 г.) внесли изменения в прогнозную модель. После коррекционного роста среднемесячных котировок до уровня 90 долларов за баррель в первой половине 2020 г. падение цен на нефть может возобновиться, как и закладывалось прежним прогнозом от 2020 года (рис.1). Здесь важно отметить, что в нейронную модель закладываются среднемесячные цены, а не суточные. Последние в большей степени зависят от вербального рыночного фона и не отображают реального спроса и предложения на нефтяном фъючерсном рынке.

Рис. 1. Среднемесячный прогноз нефтяных цен
от сентября 2020 г. и обновленный прогноз от января 2020 года

Источник: Институт энергетической стратегии.
(Для просмотра рисунка в увеличенном виде нажмите на него)

На основании нейронного среднемесячного прогноза ниже представлен прогноз среднегодовых цен. Несмотря на различия в старом (от ноября 2020 г.) и новом прогнозе (от января 2020 г.), обе нейронные конструкции дают минимальные среднегодовые значения в районе 80 долларов за баррель в 2020 — 2020 годах (рис. 2).

Рис. 2. Среднегодовой прогноз нефтяных цен
от сентября 2020 г. и обновленный прогноз от от января 2020 года

Источник: Институт энергетической стратегии.
(Для просмотра рисунка в увеличенном виде нажмите на него)

Мы не претендуем на точность абсолютных ежемесячных прогнозных значений, связанную с временным риск — фактором, но правильная оценка тенденций не вызывает сомнения. Оправданность прошлых публичных прогнозов (на протяжении почти шести лет), основанных на многофакторном анализе и самообучении нейронной модели, позволяет рассчитывать, что знание законов рыночно-государственного формирования нефтяных цен позволит перевести прогнозирование ценовой динамики из разряда текущего «гадания» и «шараханья» в крайности под влиянием сиюминутной ситуации на рельсы научного обоснования конъюнктуры нефтяного рынка.

Руководитель направления
ценообразования и прогнозирования цен
на мировых энергетических рынках ИЭС
Николай Исаин,

Бонусы за открытие торгового счета тут:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Инструкция как начать торговать бинарными опционами в плюс
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: